• Xr pgwu82fk
    Анастасия Кочерова

    «Узнав его имя, я сразу поняла, что он особенный», — так начинается история наставника Анастасии Кочеровой. Около полутора лет назад она познакомилась с удивительным мальчиком Рубеном, который стал для нее больше, чем просто подопечным. Своим появлением он во многом изменил жизнь Анастасии. Например, планы о переезде в Санкт-Петербург и обучении в Европейском университете пришлось оставить позади. Но так ли это важно, когда ты смог подарить настоящую и искреннюю дружбу ребенку, нуждающемуся в человеческой поддержке? Анастасия давно уже ответила себе на этот вопрос. Сейчас она живет в Красноярске, работает в молодежном центре путешественников и радует Рубена своим присутствием в его жизни.

    «До наставничества у меня уже был опыт работы с детьми, — рассказывает Анастасия. — В студенческие годы я вместе с командой волонтерского центра СФУ периодически посещала детские дома». Погружаясь в тему сиротства, Анастасия пришла к выводу, что такая форма волонтерской деятельности только вредит ребенку. Поэтому она решила попробовать себя в качестве наставника.

    По словам Анастасии, ее подопечный очень интересный собеседник, они часами могут разговаривать на самые разные темы. Среди любимых — мечты. «Большие железные крылья, магия воды, властитель всех вселенных — вот о чем мысли Рубена. Он уверен, что, обладая одной из этих способностей, сможет помочь людям стать гораздо добрее», — поделилась с нами Анастасия.

    Развитое воображение помогает Рубену в творческой деятельности. В свободное время он занимается рисованием и танцами. По мнению Анастасии, Рубен талантливый и способный ребенок: «Однажды я подарила ему картину по номерам. Но вместо того, чтобы четко следовать инструкции, он нарисовал лошадь так, как видело его воображение. Я, человек знакомый с искусством, могу сказать, что это было воплощение сильного образа, который он создал сам».

    Анастасия и Рубен — пример того, как наставничество перерастает в нечто большее, в дружбу. Они всегда по-разному проводят время вместе: делают уроки, посещают кружки рисования, гуляют по городу, катаются на лошадях. Анастасия поделилась с нами одним забавным случаем: «Я вожу группы в походы и по возможности всегда беру с собой Рубена. И вот я звоню: «Пойдешь со мной в поход?» — «Как в прошлый раз? Далеко и в гору?» — «Нет, дальше и будет две горы» — «Классно, пойдем!». Рубен так смешно отвечал Анастасии, что этот момент хорошо ей запомнился.

    В любых взаимоотношениях периодически возникают недопонимания, ссоры. Анастасия и Рубен прекрасно ладят друг с другом, но и у них бывали разногласия: «За все время мы поссорились с ним только один раз. Он решил скрыть от меня, что легко оделся в поход. Конечно, мы нашли выход из этой ситуации, но осадок все-таки остался».
    Вот уже как полтора года Анастасия как наставник и друг поддерживает общение с Рубеном. По ее рассказам, Рубена все любят как позитивного и открытого мальчика. Сейчас ему 10 лет, и с каждым днем он все больше и больше обретает уверенности в себе. На него всегда можно положиться. Рубен служит опорой даже для воспитателей детского дома.

    Анастасия считает, что у каждого человека, занимающегося волонтерством, есть свои мотивы для выбора этой деятельности: «Я запланировала на свою жизнь заниматься важными вещами. Ежедневно я стараюсь что-то делать для осуществления своих задумок. Знаете, кто-то стремиться изменять мир в целом, но для меня важнее прийти к определенному человеку, проникнуться его историей и помочь».

    Тяжело осознавать, что множество детей живет без семьи, в детских домах. Но разве у них нет шанса быть счастливыми? Конечно, есть. Для этого им и нужен наставник. Наставничество дает ребенку возможность почувствовать себя для кого-то важным, приобрести друга в глазах взрослого и опытного человека. Сложно оценить, насколько наставник может изменить судьбу ребенка, беззащитного перед этим огромным миром.

    «Если чувствуешь, что можешь сделать ребенка счастливым, стать ему другом, то стоит попробовать. Здесь нет обязательных требований. Главное, будь искренен в своих действиях», — на этом наша беседа с Анастасией подошла к концу.

    Анастасия и другие наставники — это подтверждение того, что наш мир полон добрых людей, готовых прийти на помощь.



  • 0iuokyzoauu
    Николай Рахматулин

    Среди волонтёров Фонда «Счастливые дети» совсем немного мужчин. Хотя, казалось бы, для мальчишек из детских домов именно мужчины были бы лучшими наставниками. 14-летнему Владу в этом смысле повезло – его наставником уже два года является Николай Рахматулин.

    - Николай, с чего всё началось? Как вы стали волонтёром-наставником?

    - У меня есть друг, он раньше жил в Красноярске, читал рэп, потом уехал в Москву, занялся продюсерской деятельностью. И вот пару лет назад он прилетел из Москвы в Красноярск, чтобы снять для Фонда «Счастливые дети» клип с участием детей из детских домов, проект назывался «Детям Пора Домой!». Я с ним созвонился, он сказал: «Хочешь встретиться – подъезжай на съёмочную площадку в детский дом». Я подъехал, заодно помог с организацией съёмок и так познакомился с детьми и с представителями Фонда, которые рассказали мне о программе наставничества. Решил попробовать себя в этом качестве.

    - Волонтёром Фонда стали не только вы, но и ваша супруга.

    - Да, мы с Леной вместе прошли подготовку в Фонде и два года назад начали ходить в детский дом к подопечным: я – к Владу, Лена – к девочке по имени Карина. Но сейчас у нас маленькая дочка, поэтому Лена пока прекратила волонтёрскую деятельность, а я продолжаю общаться с Владом.

    - Как складывалось ваше общение?

    - Поначалу непросто. Влад был очень замкнутым, без малейшей мотивации к чему-либо, без инициативы. К нашему общению он не проявлял особого интереса: я что-то рассказывал, он отмалчивался и то ли слушал, то ли нет.

    - Но при этом он сам изъявил желание иметь наставника? Вас ему не навязали?

    - Да, дети в детских домах – те, кто хотят, чтобы к ним пришёл наставник, – заполняют специальные анкеты. Но часто случается: анкету заполнил, наставника попросил, а что с ним делать, не понятно.

    - Тут, конечно, труд и ответственность самого наставника – выстроить отношения с подопечным.

    - Разумеется. К счастью, у меня это получилось, мне удалось зацепить и увлечь Влада.

    - Чем же?

    - Все мальчишки любят автомобили, Влад не исключение. Я начал покупать ему журналы с автомобилями, вспомнил, как мне самому в детстве покупали журнал «За рулём». На каждую нашу встречу я приносил такой журнал, мы его листали, у Влада возникали вопросы о машинах, я на них отвечал. На том и сошлись. Ну, а позже, когда закончился мой испытательный срок и нам разрешили выходить за территорию детского дома, мы стали выезжать в город.

    - Куда вы обычно ездите? Чем занимаетесь?

    - Кинотеатры, театры, парки, скверы. Идеи, куда пойти, как правило, предлагаю я, с Владом, конечно, советуюсь, но Влад по-прежнему не слишком инициативен, да и соответствующего опыта у него немного – он попросту не знает, куда можно отправиться, поэтому решать приходится мне. При этом я стараюсь, чтобы мы не просто развлекались, но проводили время с пользой для его интеллектуального и физического развития: если кино, то фильм, дающий повод для размышлений, если прогулка, то с физической нагрузкой, или даже не прогулка, а целый поход. Очень хочу привить ему тягу к книгам, потому что он, к сожалению, не читает. Ещё хочу, чтобы он занимался спортом, и одно время возил его в бассейн. Познакомил со своей собакой. У меня американский стаффордширский терьер по кличке Бусинка – большая собака, люди её побаиваются, и Влад тоже сначала был насторожен, но на самом деле это собака-компаньон, агрессии к человеку она не проявляет, и Влад с ней подружился, теперь мы часто вместе гуляем с Бусинкой на Татышеве или на острове Отдыха. А недавно я оформил документы для так называемого «гостевого режима», и теперь могу брать Влада к себе даже на несколько дней, правда, с ночёвкой я его ещё не брал, но заехать ко мне перекусить или просто побыть в домашней обстановке мы можем.

    - Даже несмотря на то, что у вас дома маленький ребёнок?

    - О том, что у меня будет ребёнок, я сказал Владу, когда Лена была беременна, он хорошо отреагировал. А когда Люба родилась и ей был примерно месяц, я пригласил Влада, чтобы показать ему дочку. И сейчас мы допускаем его до малышки, даём с ней поиграть. Лена совершенно не против. Более того, она активно поддерживает меня в моём общении с Владом, сама охотно с ним общается, когда он к нам приходит.

    - А для Влада, живущего в детском доме, не травматично видеть вашу дочь, которая живёт в семье и любима родителями?

    - У него есть две старшие сестры, у которых есть дети, и к одной из сестёр он регулярно ездит в гости, поэтому видеть ребёнка, растущего в семье, для него не в новинку. Кроме того, он понимает, что я – его наставник, но никак не потенциальный приёмный родитель. Поэтому такой проблемы у нас нет. Проблема тут другая, куда более сложная – почему в принципе дети, у которых есть близкие кровные родственники, оказываются в детских домах? О родителях Влада я знаю мало, он о них почти не рассказывал, знаю только, что мать лишена родительских прав. Но у него есть взрослые сёстры и бабушка. При этом и сёстры, и бабушка не какие-то асоциальные – нормальные, благополучные, материально обеспеченные. Но Влад по сути им не нужен. Почему? Как такое возможно? Я не понимаю.

    - Задать эти вопросы непосредственно родственникам Влада вы не пробовали? Вы с ними не общаетесь?

    - Нет. Влад говорил, что хотел бы познакомить меня с сёстрами, и я, в общем, не против, но у меня не сложилось ощущения, что сёстрам это нужно. Хотя, когда однажды Влад ушёл из детского дома погулять и не вернулся до ночи, обе его сестры легко нашли меня в соцсетях, написали, спросили, не знаю ли я, где он. Потом выяснилось, что он засиделся в компьютерном клубе. Но в детском доме, естественно, решили, что сбежал, сообщили родственникам, те вышли на меня. Однако общаться со мной без крайней необходимости они не стремятся, не спрашивают у меня, как у Влада дела, что происходит в его жизни, при том, что мне это известно лучше, чем им, просто потому, что я чаще, чем они, с ним вижусь.

    - Владу уже 14 лет. Он задумывается о жизни после детского дома, о выборе своего дальнейшего пути? И как вы, будучи наставником, направляете его в этом выборе?

    - Вопрос выбора для Влада крайне тяжёлый. Даже в мелочах. Меня поразил случай, когда однажды в кинотеатре я предложил ему выбрать поп-корн и что-нибудь попить – он настолько растерялся! Минут семь выбирал: кола или сок? Поп-корн сладкий или солёный? Еле определился. Что уж говорить о серьёзных жизненных выборах! Когда мы познакомились, он и не думал о будущем. Но я постоянно с ним об этом заговаривал, особенно после того, как ему исполнилось 14: «Каким ты видишь своё будущее? Кем хочешь стать?» – «Не знаю». Но я не отставал, рассказывал о разных, доступных ему профессиях, о связанных с ними перспективах. И, в конце концов, он всё-таки решил, что хочет стать либо поваром, либо автомехаником. Сейчас я ставлю перед собой задачу дать ему более полное представление об одной и о другой профессии – чтобы его выбор был осознанным. Недавно мы ходили на экскурсию в ресторан быстрого питания, там Влад даже поработал на кухне, ему понравилось, он остался доволен, но подустал, потому что работа повара – это работа на ногах, а ему такое непривычно. Тем не менее, на летних каникулах, возможно, получится устроить его на практику в подобное заведение, заодно немного заработает. А что касается профессии автомеханика – интерес к автомобилям, с которого началось наше общение, продолжается: мы по-прежнему много разговариваем о машинах, много ездим на моей машине, несколько раз заезжали в автосервис, наблюдали за работой механиков, и думаю, теперь Влад как минимум способен самостоятельно поменять масло в двигателе автомобиля. Ещё обязательно хочу свозить его в учебные заведения, где учат на автомехаников и на поваров, возможно, там будут дни открытых дверей. И, конечно, я намерен помогать Владу по жизни и после того, как он выпустится из детского дома и поступит учиться, даже если тогда у меня в детском доме будет другой подопечный. Я не воспринимаю наставничество как работу, как, например, работа учителя, которая с конкретными детьми заканчивается, когда эти дети заканчивают школу. Если я останусь нужен Владу в качестве наставника, товарища, друга, я, безусловно, буду поддерживать отношения с ним и в дальнейшем.

    - А как, по-вашему, вы останетесь ему нужны?

    - Влад не эмоционален. У него нет каких-то: «Вау! Супер!» Он, например, не поздравляет меня с Днём рождения. Я не обижаюсь – у него характер такой. Но я вижу, что ему нравится общаться со мной, вижу изменения в нём. Поэтому, смею предположить, да – я ему нужен и буду нужен. Также, как и он мне.

    - Николай, почему всё-таки среди наставников детей из детских домов так мало мужчин?

    - Я, признаться, не задумывался над этим. Хотя пацанам, да, нужен мужчина! Я сам безотцовщина, у меня много знакомых, которые выросли без отца, и я понимаю, насколько не хватает мужского слова, мужской руки в воспитании ребёнка, особенно мальчика и тем более детям, у которых не то что папы, у них и мамы рядом нет. Но люди просто не думают о существовании детей в детских домах. Все живут свой жизнью, варятся в своей каше: дом, работа – день сурка. Бывает, и на своих-то детей сил не достаёт. Это касается и мужчин, и женщин, но у женщин всё же включается материнский инстинкт – им хочется о ком-то заботиться, а мужчины пожёстче да и в большей степени заняты добычей денег.

    - Но вы ведь тоже заняты?

    - Я считаю: было бы желание, а время найдётся. Мы же находим время для каких-то своих увлечений. Кто-то находит время полежать в выходные на диване. Кто-то уделяет один день в неделю Богу.

    - При том, что помогать другим – дело вполне богоугодное и уж точно более благородное, чем лежание на диване.

    - Да. И можно совмещать свои увлечения или досуг со своей семьёй с общением с ребёнком из детского дома. Можно точно также уделять всего один день или даже несколько часов в неделю – и этого будет достаточно, чтобы помочь ребёнку вырасти, встать на ноги, социализироваться, стать достойным членом общества, чтобы оставить после себя след в жизни другого человека.



  • Wj06inmzpiq
    Наталья Приходько



  • Rg w03kwrmm
    Екатерина Глинова

    Екатерина Глинова за два месяца испытательного срока успела не только привязаться к своему подопечному, но и проводить его в приемную семью. Сейчас Екатерина уже опытный наставник и занимается со вторым подопечным мальчиком.
    Екатерина поделилась искренней историей о своем первом визите в детский дом.

    «Мой опыт волонтёра в детском доме начался недавно, совсем немного времени прошло с тех пор, как я впервые встретилась со своим подшефным. Он оставил в моей душе неизгладимый след», - рассказывает Екатерина и продолжает: «В день знакомства с Вадимом, я очень переживала, каждый шаг, который приближал меня к детскому дому, усиливал волнение, было и радостно, и страшно, и интересно одновременно, и невозможно было разобрать какое из чувств сильнее - кажется, они хаотично преобладали во мне.

    Мне хотелось сделать всё возможное, чтобы завоевать доверие мальчика, независимо от времени и сил, которые пришлось бы потратить.

    Наверное, так же себя чувствует человек, который балансирует на стропе, натянутой над пропастью: страшнее всего – потерять равновесие.

    Для меня каждый из признаков его расположения ко мне был сигналом успеха, подтверждением полезности моих действий, и я скрупулёзно отмечала их в своей памяти, ощущая трепет при каждом из их проявлении.

    Искренний смех мальчика в ответ на мою шутку, гордость за себя от моего признания его достижений, пристальное и живое внимание к нашей беседе - первые, столь необходимые, и, столь же хрупкие, связи между нами.

    А ещё... широко раскинутые для объятий на прощание руки и детская открытая незащищённая улыбка, пронизывающая сердце...

    И вот он уже обнимает меня при встрече, принимая теплоту, которой я с ним делюсь, отдыхая в моих руках от недоброжелательного и опасного мира, который его окружает.
    А мне хочется показать ему какими могут быть отношения между людьми, независимо от того, где ты оказался в начале жизни.

    И мы идём играть… Он делится со мной интересами и заботами, а я слушаю, поддерживаю и даю советы. И главное – не оказаться чёрствой, не быть равнодушной, не пропустить искренних чувств, ответить на вопрос, похвалить за добрый поступок, порадоваться успеху, разделить интерес.

    И он вновь обнимает меня на прощание, и, заглядывая в глаза глубоко-глубоко, спрашивает: «Поедемте с нами на праздник?». Слёзы сердца, горячие и желанные, вновь катятся от радости.

    Новая встреча, новые объятия, новое испытание душевной отзывчивости. Он предлагает свою игру, в которую я не умею играть, но я соглашаюсь. Игра активная, подвижная, заражающая спортивным азартом даже таких неумелых игроков, как я. Мне ничего не остаётся, как признавать своё поражение и выражать восхищение победителю, а ещё: хохотать, загнав мяч в ворота противника, гримасничать, заметив очередной гол в своих воротах, разделять счастливую улыбку мальчишеских глаз.
    Я хочу сегодня попросить его сделать что-то полезное.

    Мы идём в семью, достаём набор для шитья, и берёмся чинить дыру в рюкзаке Вадика.

    Нам обоим трудно. Ему – терпеливо делать стежки, мне – настойчиво не давать делу прекратиться на полпути. Очень важно довести дело до конца и не надавить, не заставить, не приказать, а именно довести. Я хочу показать, что он может закончить начатое сам, без помощи, без принуждения, и победить лень, добиться результата, получить похвалу.

    Я довести его до этапа, где он сам захочет завершить работу, где ощущение близкого достижения цели становится подталкивающей к ней силой.

    Мне боязно, от мысли, что у нас не получится. Я рискую сорвать результат всех приложенных ранее усилий. Мне кажется, что ещё немного, и он бросит рюкзак, встанет, уйдёт и мне придётся начинать заново. А ещё мне страшно, что он не оценит значимости самостоятельного труда, неверно истолкует суть мероприятия, решит для себя, что будет добиваться своих целей иными, лёгкими способами. И тут мальчик произносит вслух: «Давай, парень, ты сделаешь это!».

    И мои переживания исчезают с последними стежками, как разрыв на рюкзаке.
    Я тихо ликую, и неожиданно получаю награду: Вадим совсем по-детски смотрит на меня снизу вверх и произносит осторожно и взволнованно: «Вы добавите меня в друзья Вконтакте?»

    «Да,» - отвечает моё сердце сквозь слёзы.

    У моего подопечного намечаются перемены в жизни, с ними, как следствие, и в моей. Я испытываю чувство глубокой благодарности к мальчику, который несмотря на трудности, остаётся добрым, открытым и проникновенным, который не перестаёт верить и надеяться на чудо до последнего.

    Я благодарна ему за бесстрашную искренность, завоевавшую моё сердце, с ней он и идёт в мир!